Капутан

«Я противник пояснений, которые ослабляют интенсивность переживания. Я против анализа, пытающегося загнать широкий контекст в тиски объяснений. Потому что тогда возникает вопрос: зачем ты вообще используешь символы, ведь слова ничем не хуже? Предметы и явления могут означать одновременно себя самих и в то же время символизировать что-нибудь другое. Зачастую мы все упрощаем, пытаясь найти некий скрытый смысл. Ведь с тем же успехом можно утверждать, что любое действие, любой предмет есть символ.»
Ларс фон Триер

 

Эту историю рассказал мне мой дед, когда я был совсем еще маленьким. «Нельзя рассказывать детям сказки про говно!» — поругала тогда его бабушка, и очень шумно начала делать уборку прямо около нас. Дед спокойно дождался пока она закончит и уйдет, потом посмотрел на меня и вздохнув сказал, что жизнь без говна, вот это сказка, а его рассказ — чистая правда.

* * *

Давным-давно был на свете прекрасный город Капутан. Именно там, на окраине города, за высоким холмом жило Солнце. Все жители города знали об этом и очень гордились. В городе было много фонтанов и садов. В главном городском парке росли самые красивые и удивительные растения со всего мира. А на вершине холма, за которым жило Солнце, возвышался огромный платан, на ветвях которого, словно пушистые облака, клубились кустики омелы.

Это был священный платан и священный холм, ведь именно за ним жило Солнце — главная святыня Капутана. Живя так близко от священных мест, капутанцы и капутанки понимали, что они и сами немного священны.

Поскольку все лучшее было в Капутане, понятно, что за пределами города было сплошное говно, причем самое настоящее. Город был расположен на небольшом острове, вокруг которого бушевало море говна, кишащее червячками.

Иногда волны говенного моря приближались к границам Капутана, но палящие лучи Солнца сразу высушивали и поджигали те волны, чтобы даже капелька говна не проникла в город. Люди радовались таким вспышкам как дети праздничному фейерверку, и любили за это свое Солнце еще больше.

Капутанцы старались не подходить к говенному морю, ведь оно было противным и ужасно воняло. Иногда по морю из других городов к ним приплывали лодки. Лодочников они называли говнюками, и не пускали внутрь города, но за хорошие деньги эти говнюки привозили им из разных городов все, что было нужно.

Так жил и процветал прекрасный город Капутан, но вот что случилось однажды.

* * *

Капутаном правил богатый король, у которого была дочь. Она была необычайно красива, умна и даже скромна. Все юные капутанцы были влюблены в нее и мечтали взять ее в жены, но король считал, что ни один из них не достоин даже руки молодой принцессы. И вот, однажды, король решил, что выдаст свою красавицу дочь замуж за Солнце.

Вначале все были в шоке от такого решения, но Король сказал, что так его внуки будут маленькими солнышками, и с ними город станет еще более прекрасным. Гениально! — воскликнули советники и долго аплодировали королю.

Что думало об этом Солнце, никто не знал. Люди молились Солнцу и приносили ему дары, но никто никогда не разговаривал с ним и не пытался услышать его голоса.

Что думала красавица дочь — тоже никто не знал, потому что никто ее не спросил, а сказать сама она не могла, ведь она была очень скромной.

Раз уж идея гениальная и возражений нет, значит так тому и быть. Вечером, когда Солнце уснуло где-то за холмом, принцессу подняли к священному платану с омелой на ветвях. По капутанским законам девушку, стоящую под омелой можно было поцеловать и взять в жены, если, конечно, она не против. Утром, Солнце увидело бы красавицу под деревом и конечно же взяло бы ее в жены.

И вот, стоит девушка одна, ночью, под огромным платаном на самой вершине священного холма. Страшно стало ей и холодно. Она и не думала, что можно мерзнуть, когда где-то недалеко спит Солнце, но холодной ноябрьской ночью она дрожала как осенний листок.

Девушка не совсем понимала как выглядит Солнце вблизи, и совсем не понимала, что сделает с ней Солнце, когда поднимется из-за холма. Несмелыми шагами, на цыпочках, она подошла поближе к дереву, присела под ним на коленки и, позабыв про красоту, ум и даже скромность, она стала плакать.

Девушка и сама не понимала в ту ночь чего она хочет. Никто никогда не спрашивал ее желаний. Ее папа — богатый король, просто всегда давал ей все самое лучшее, и все было хорошо. А сейчас, ей вдруг стало грустно, холодно и одиноко.

Лохматые ветви огромного платана под порывом ветра наклонились и словно обняли несчастную девушку. Ей стало теплее и страх куда-то пропал. Она расслабилась и уснула. Когда ветер стих, и ветви снова поднялись вверх, под деревом уже никого не было, а на ветвях появился новый маленький клубок омелы.

На следующий день была ясная солнечная погода, и, хотя в тех краях и раньше такое бывало, даже в ноябре, король объявил, что это знак. Что все пошло по плану и скоро у него будут солнечные внуки.

Народ ликовал! Семь дней и семь ночей весь город праздновал свадьбу принцессы с Солнцем.

* * *

Прошел целый год с тех радостных дней. Опять наступила осень, опять шли ноябрьские затяжные дожди. Никаких вестей от принцессы не было.

Король много думал о случившемся и однажды объявил, что видел знак на небе в облаках. Будто принцесса передала, что все у нее прекрасно и она приглашает в гости самую красивую девушку Капутана. И добавил, что отец этой красавицы станет его лучшим другом.

Вот же радость была в доме избранной красавицы. На главном городском собрании ее назвали самой красивой капутанкой. Не меньше радовался и ее отец. Теперь он будет лучшим другом короля.

Ночью красавицу подняли на вершину холма и оставили под платаном. Никто не знал что произошло ночью, но наутро она исчезла, а на огромном дереве появился еще один кустик омелы, хотя этого никто и не заметил. Зато все заметили, что дождливым ноябрем вдруг засияло солнце и весь день была ясная погода, и приняли это как благодарность от Солнца и принцессы.

Много красавиц той осенью отправили в гости к принцессе. Много лучших друзей появилось у короля. А на платане появлялись все новые и новые клубки омелы.

* * *

Через год король умер, так и не дождавшись ни дочери, ни солнечных внуков. Новый король, чью дочь тоже когда-то оставили под священным платаном, приказал собрать всех красивых девушек Капутана, отправить на вершину холма, и для надежности привязать к священному платану. Больше никто их не видел.

Так в Капутане не осталось красивых девушек. Без красивых девушек все сильные и смелые парни от скуки перебили друг друга в бессмысленных драках. А когда в городе больше не было сильных и смелых парней, не было красивых девушек, то и дети стали рождаться какие-то странные — с кривыми ногами, тонкими руками, большими торчащими пузиками и квадратными головами.

Когда дети с квадратными головами выросли, они возненавидели все круглое, кроме своих круглых животиков. А когда квадратноголовые дорвались до власти, они стали всячески угнетать людей с круглыми головами. Дошло до того, что, если рождался ребенок с круглой головой, его сразу несли на холм и привязывали к священному платану. Так постепенно все круглоголовые люди либо исчезли на холме, либо умерли от старости.

Теперь в Капутане, где когда-то жили самые прекрасные и даже немного священные люди, остались только кривоногие, тонкорукие, пузатые люди с квадратными головами. Даже говнюки лодочники перестали приплывать туда, они боялись, что и их привяжут к платану или просто отрежут их круглые головы и выбросят в говенное море.

* * *

Однажды квадратноголовые правители Капутана объявили, что и у Солнца круглая голова, и нужно прогнать его с их острова. Днем, пока солнце сияло высоко в небе, они построили вокруг холма высокую стену, чтобы солнце нигде не могло там лечь спать и покинуло их город навсегда.

На следующее утро густые черные тучи затянули небо, весь день шел дождь и солнце не было видно. Ноябрь, — подумал бы кто-то, но дожди не прекращались и на следующий день, и еще один день… Дожди непрерывно шли ровно сто пятьдесят восемь дней и ночей.

От постоянных дождей море говна вокруг Капутана бушевало сильнее и сильнее. Волны приносили все больше и больше говна к берегам города. Поскольку Солнца на небе не было, говно не высушивалось и не поджигалось как обычно.

Постепенно уровень говенного моря поднимался, и говно стало проникать в город все глубже и глубже. Вскоре весь город уже был в говне. Говно было повсюду — в каждом доме, на каждой улице и во дворах, даже главная площадь города была полностью в говне. Единственным местом, куда говно не добралось, был священный холм, ведь люди сами вокруг него построили высокую стену.

* * *

По началу люди думали, что говно — это плохо, но постепенно они привыкли жить в говне. Оказалось, что земля с говном стала намного плодороднее, говном можно было утеплять стены домов на зиму, а сухое говно отлично горело в печке. Крошками сухого говна люди лечили раны.

В том, что повсюду говно был еще один плюс — можно было посрать где угодно и никто бы не заметил.

Люди увидели, что червяки, живущие в говне, пожирают друг друга, и решили тоже так делать — они тоже стали пожирать червяков.

Со временем люди поняли, что им намного легче и приятнее жить в говне. Когда дожди закончились и на небе снова засияло Солнце, на него никто и внимания не обратил. Теперь у них была другая святыня — Говно!

Про священный холм на окраине города и роскошный платан с омелой на ветвях они тоже позабыли и больше не ходили к нему. Тем более, что говно туда так и не дошло, а жить без говна они теперь просто не могли.

* * *

Прошло сто лет.

Капутан жил своей нормальной жизнью.

По всему городу были проведены каналы, с помощью которых из моря говно поступало в город и равномерно растекалось по всем улицам. Стену, построенную когда-то вокруг холма разобрали и из этих камней на месте главного городского парка построили огромный храм говна. Туда теперь ходили молиться, но как раньше не слышали голос Солнца, так и сейчас не слышали голос говна.

Лодочники по-прежнему не приплывали в Капутан, но оказалось, что капутанцем теперь это и не нужно. Все, что им было нужно они получали из говна, которого у них было сколько хочешь. А говнюками теперь называли не лодочников, как в былые времена, а служителей храма говна. Теперь это было самое почетное звание. Новые говнюки рассказывали капутанцам о магических свойствах говна, и учили как можно его использовать. За это говнюкам платили хорошие деньги, как когда-то лодочникам, но сейчас это делали с большим уважением.

Говнюки также учили людей как правильно надо жить. Как делать, чтобы ноги всегда были кривыми, руки тонкими, пузики круглыми, и самое главное — чтобы головы всегда были квадратными.

К платану и холму на окраине города люди так и не ходили. Во-первых там было противно без говна. А во-вторых — говнюки из храма рассказывали страшные истории про то, как раньше там исчезали люди.

Капутан жил своей нормальной жизнью, и в целом все были довольны. Только один мальчик по имени Гаус был вечно хмурым.

* * *

Гаус был сиротой и жил совсем один.

Говорят его отец утонул в говенном море. Гаусу тогда был всего годик, и он не помнил этого. Говнюки храма предупреждали его папу, что море священное и по нему нельзя плыть, а он все строил лодку, чтобы переплыть море и посмотреть на другие города. Говнюки настаивали, что затея слишком опасная, море говна может разгневаться. Они так волновались и переживали за него, что в ночь перед отплытием прорубили пробоину в лодке. Ничего не подозревая на утро, папа отплыл на своей лодке. Не доплыв даже до горизонта, пробоину прорвало, и лодка утонула. Папа Гауса не смог доплыть до берега и захлебнулся в море говна.

Маму Гаус тоже рано потерял. Это была страшная история. Мама очень любила своего маленького Гауса. Однажды, играясь с ним на коленках, она крепко обняла его, поцеловала в не очень квадратную голову и тихо прошептала: “Ты мой красивый, ты мое солнышко”. Говорят, она и сама не знала почему так сказала, но один говнюк услышал это и на главном совете говнюков было решено прогнать ее из города за такие слова. Поскольку город был на острове и плыть по морю было нельзя, ее отправили на холм. Никто не видел ее после этого. Говорят, она тоже там исчезла, как в страшных рассказах говнюков.

Гаусу никто не рассказывал ни о маме ни о папе. С ним вообще никто не общался. Капутанцы старались не замечать его и всячески избегали встречи с ним. У него была не очень квадратная голова, говнюки говорили, что говно так прокляло его за грехи родителей. А еще мальчика не любили за то, что он очень мало ел и животик у него был не очень круглым. Он часто принюхивался к еде и говорил: “Фу, говном воняет!”.

Гаус и сам не очень любил всех этих людей и даже рад был, что они не надоедают ему своим общением. Он и сам всегда искал место, где можно побыть одному. Немного повзрослев, он стал замечать, что ни один житель Капутана никогда не ходит к дереву на вершине холма. Однажды он решил пойти именно туда.

* * *

Мальчик поднялся на вершину холма и, встав перед деревом, замер в изумлении. Роскошный платан с клубками омелы на ветвях был просто прекрасен. Шелест листьев завораживал мальчика. Постояв немного перед деревом, Гаус решил забраться на него, но едва он вскарабкался на первую ветку, свежий воздух вскружил ему голову. Он рухнул в клубок омелы и сразу же уснул.

Он спал очень крепко и очень долго, и снился ему странный сон. Во сне к нему пришла прекрасная девушка. Он и представить себе не мог такой красоты: ровные ноги, стройный стан без торчащего пуза и круглая голова с красивыми длинными волосами.

Прекрасная девушка во сне мальчика была чем-то напугана, она плакала и казалось, что она дрожит от холода. Девушка подошла к мальчику, села поближе и стала рассказывать странные вещи про какого-то короля, про чистые солнечные дома и про то, как они пекли вкусный хлеб без запаха говна. Несмотря на странность этих рассказов, мальчику впервые в жизни было интересно кого-то слушать.

Когда мальчик проснулся, он долго не мог прийти в себя и разобраться сон это был или видение наяву. А может он все еще спит? Он почти весь день просидел в клубке омелы в полусонном состоянии, и только сильный голод окончательно разбудил его. Машинально, даже не задумываясь, Гаус сорвал с кустика омелы белые крулгые плоды и положил себе в рот. Он замер как только надкусил плоды и почувствовал их вкус. Наконец-то, впервые в жизни, он кушал что-то без привкуса говна. Весь день он просидел на дереве. Он ел плоды омелы и думал о странной девушке из сна.

Когда наступила ночь, Гаус уснул в другом клубке омелы. И снова приснился ему странный сон. На этот раз во сне к нему пришла другая девушка. Она тоже странно выглядела — без пузика, с длинными ровными ногами и круглой головой. В отличие от первой девушки, эта была веселой. Она тоже села рядом с мальчиком и стала рассказывать про прекрасных людей с круглыми головами, про то, как они дружили с Солнцем, живущим за холмом, и про то, как хорошо они жили без говна.

Проснувшись, Гаус решил, что останется жить на вершине холма. Днем он резвился под деревом, наслаждаясь свежим воздухом и одиночеством. А по ночам ложился спать в разных клубках омелы и видел необычные интересные сны.

Во сне к нему приходили разные девушки. Все они были красивые, с ровными ногами, без пузика и с круглыми головами. И все они рассказывали истории про прекрасную жизнь без говна.

Иногда во сне к мальчику являлись малыши, тоже с круглыми головами, но они ничего не рассказывали, а только орали и плакали. Мальчику было жалко детей, но совсем не интересно слушать их крик. Он не любил такие сны.

Когда Гаус засыпал в наиболее крупных кустах омелы, к нему во сне приходили люди с треугольными головами. Они рассказывали совсем странные истории. Про то как они жили на острове без города, и как любили плавать в чистейших водах моря окружавшего остров. Мальчик и такие сны не любил, потому что в конце эти люди показывали пальцем на его чуть кругловатую голову, и возмущенно кричали что-то на непонятном языке.

* * *

Однажды, Гаус поднялся на самую вершину платана и лег спать в самом маленьком клубке омелы. Во сне к нему пришла новая девушка. Образ ее был мутным, но почему-то показался знакомым. Мальчику не терпелось послушать ее рассказ, но девушка не села с ним рядом и не стала ничего рассказывать. Она подошла к нему поближе, улыбнулась глядя прямо в глаза и крепко-крепко обняла. Вначале мальчику стало щекотно от того, что девушка дышала ему прямо в шею, но потом ему стало так тепло и спокойно на душе, что он тоже невольно обнял ее. Девушка расплакалась и сквозь слезы прошептала: “Ты мой красивый, ты мое солнышко”.

От этих слов сердце мальчика так заколотилось, что все дерево задрожало. Священный платан трясся так сильно, что с него опали все листья до единого. Опавших листьев было так много, что они покрыли сплошным слоем весь город.

На рассвете капутанцы проснулись и впервые в жизни увидели город без говна. И хотя под покровом листьев было сплошное говно и в нем кишели червячки, людям казалось, что нет говна больше в мире.

Один говнюк сказал, что это всего лишь листопад и ничего особенного, и все спокойно пошли по своим делам. Как всегда, никто и не заметил, что на платане появился новый клубок омелы.

* * *

В то ясное ноябрьское утро один мальчик, по имени Карл, долго глядел на холм, на огромный платан и на рассвет. И хоть лучи восходящего солнца, пробиваясь сквозь безлистное дерево, кололи его глаза он все же не мог оторваться от той картины. Красиво — подумал Карл закончив срать… И, поднявшись с корточек, почему-то накрыл свое говно большим желтым листиком платана.

Tagged ,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *